Архив 2008-2014 » 2014 | 01 Январь-февраль

К взаимному удовлетворению

Выгоды от импорта российского угля в Украину оценивают ученые

Как известно, в конце прошлого года президенты России и Украины Владимир Путин и Виктор Янукович на встрече в Сочи обсудили сразу несколько вопросов, в частности, темы сотрудничества в энергетической сфере, возможного продолжения и развития кооперации в промышленности и высокотехнологичных областях, двустороннего сотрудничества в финансово-кредитной сфере…

А 17 декабря в Москве Янукович и Путин подписали ряд межгосударственных документов по вопросам экономического сотрудничества, среди которых был один — очень важный для нашего профильного издания — об отмене квот на импорт угля в Украину. Отмена ограничений на импорт угля и кокса в Украину позволит потребителям уже в этом году ввезти дополнительно не менее 1-1,5 миллиона тонн этого вида сырья. А в будущем — беспрепятственно наращивать его поставки и соответственно объемы перевозок.

Но зачем Украине, одной из самых богатых по запасам угля стране, ввозить уголь извне? На это имеется несколько причин.

«Импорт безальтернативен», — считают металлурги

Первая — это низкое качество украинских углей.

«Отечественный уголь насыщен окислами железа и щелочноземельных элементов (23% против 3-5% в австралийских углях), засорен серой (3% против 0,5%). Наличие в коксе серы приводит к повышенным (на 0,3% при увеличении содержания серы на 0,1%) затратам кокса при производстве чугуна и к снижению качества последнего. По национальным техническим условиям содержание серы в коксе не должно превышать 1,6%. То есть коксующийся уголь, полученный от большинства отечественных шахт, не только на экспорт, но и для внутреннего потребления без шихтовки с малосернистыми угольными концентратами не пригоден.

Это приводит к завозу в Украину угля из России и других стран. Только в 2008 году было импортировано 12,8 миллиона тонн (максимальное количество) коксующегося угля.

Другим негативным свойством украинского угля является его высокая зольность (39,7% в 2010 году). Зола в коксующемся угле дает снижение реакционной способности и послереакционной прочности кокса, увеличение расходов кокса и природного газа при выплавке чугуна. В советское время на КХЗ поступал концентрат с зольностью 7,3%, а сейчас — 9,4%.

Украинские металлурги настаивают на том, что для них импорт угля является безальтернативным: из добываемого в Украине угля можно произвести всего 3,5 миллиона тонн качественного кокса, тогда как металлургам необходимо 14 миллионов тонн», — такими словами описана ситуация в отрасли в научном докладе «О необходимости широкой модернизации угольной промышленности Украины», подготовленном учеными Национальной академии наук Украины (Институт экономики промышленности) Е. Звягильским и Ю. Залозновой.

— Отечественный уголь отличается повышенной зольностью, которая к тому же с каждым годом растет, — подтверждает Евгений Ковалев, директор Украинского государственного научно-исследовательского углехимического института.

Цена цене рознь

Вторая причина заключается в более высокой цене украинских углей, в среднем — на 20 долларов за 1 тонну.

— Это обусловлено их высокой и постепенно растущей себестоимостью, — поясняет Вера Лященко, пресс-секретарь ГП «Макеевуголь». — Дело в том, что пласты, залегающие сравнительно близко к поверхности, давно выработаны, и с годами добыча ведется на все более и более глубоких горизонтах. Их разработка по определению не может не быть дороже, в том числе и потому, что здесь и более высокие температуры, и более высокая загазованность, и так далее. Все это в целом требует дополнительных затрат, в частности, на специальное оборудование.

Это не совсем так, а точнее, не отражает полную картину, согласно мнению ученых Национальной академии наук. Дело в том, что украинские субъекты угледобычи разительно отличаются между собой по объемам производства и его себестоимости. Важной особенностью украинских рынков угля является то, что интегрированные в металлургическую структуру шахты изначально функционируют не в рыночной среде — у них гарантированный сбыт. Так, в группе шахт, добывающих уголь марки Ж, ПАО «Шахта имени А.Ф. Засядько» обладает экономическим преимуществом перед компанией «Краснодонуголь» — находится на кумулятивной кривой левее в силу меньшей себестоимости продукции, но последняя — вне конкуренции (см. диаграмму на стр. 21). Наличие интегрированных со сталелитейными комбинатами шахт сокращает возможности предложения продукции оставшимся предприятиям. Экспансия в Украину угледобывающих предприятий иностранного сектора, которые также входят в состав вертикально интегрированных структур, «сжимает» до минимума конкурентную среду для независимых отечественных.

Для частных украинских шахт, которые не имеют бюджетной поддержки, как предприятия из государственного сектора, снижение производственной нагрузки — это верная деградация. Но и уход с рынка для многих из них невозможен, так как требует больших финансовых расходов, и не только на физическое закрытие, но и на предоставление социального пакета увольняемым работникам.

Для крупной шахты со штатом около 6 000 человек, из которых 4 000 подземных, стоимость проекта закрытия может превысить 1 миллиард гривен и растянуться на несколько лет. Поэтому частным украинским шахтам необходима своя стратегия выживания.

Сад по соседству с пасекой = синдикат

Если импорт угля нельзя пресечь кардинально, скажем, добившись эмбарго на его ввоз (что идет вразрез политической воле президента Украины), то следует попробовать извлечь из этого возможность для улучшения положения отечественных шахт.

Данную ситуацию уместно рассмотреть как функционирование рынка с экстерналиями, то есть при условиях внешних экономических влияний субъектов друг на друга.

Но экстерналии могут иметь не только отрицательное влияние, как сбросы загрязнений для находящихся ниже по течению потребителей, но и положительное, как яблоневый сад по соседству с пасекой. Наиболее эффективный способ преобразования внешних эффектов — это их интериоризация путем создания совместного предприятия.

В случае поставок зарубежного угля результативным приемом может стать создание совместной структуры по его сбыту, скажем, синдиката, с одним из российских углетрейдеров.

Российские поставщики угля существенно уступают в эффективности экспортерам из других стран в силу особенностей инфраструктуры. Например, американские, австралийские угольные компании имеют короткое железнодорожное плечо (от шахтного склада до порта) и длинное морское. Российские же — наоборот. Поэтому доля транспортных тарифов в цене российского угля составляет 50-60% и в перспективе может стать еще больше.

Перевалка через морские порты охватывает 87% российского экспорта. Это обусловливает интерес российских компаний к большему использованию украинских портов. В 2000 году через порты Украины и Балтии прошло 5% угольных поставок, в 2009 году — 34%. Транспортно-инфраструктурные мотивы могут стать определяющими при образовании синдиката: есть украинский уголь невысокого качества, но перевозка которого до порта дешева; и есть российский уголь высокого качества, перевозка которого к порту дорого обходится из-за длинного железнодорожного плеча. Пропорциональное соединение двух частей угольной продукции способно обеспечить высокое качество сырья при меньших транспортных затратах и ценах в целом. Полученная прибыль становится собственностью участников синдиката и подлежит распределению сообразно их вкладу.

Неблагоприятный эффект высокой сернистости украинского угля можно существенно ослабить в результате смешивания с российским сырьем. Одна часть угля с 3% серы и 2 части угольной продукции сернистостью 0,5%, по самым грубым подсчетам, позволяют снизить концентрацию вредности до 1,33%. При этом третья часть угля уже находится на таможенной территории потребителя (если это украинские коксохимики) или не так далеко от порта, если рассматривать схему реэкспорта угля.

В мировой практике морские перевозки угля осуществляются крупнотоннажными судами дедвейтом не менее 70 000 т и осадкой до 14,5 м, типа Panamax. Однако суда дедвейтом от 100 000 до 200 000 т и осадкой свыше 18 м, типа Capesize, более эффективны и позволяют уменьшить транспортные расходы на 10-20%.

В настоящее время в Украине есть два порта, способных обслуживать суда типа Panamax, и порт «Южный», приспособленный для самых большегрузных судов типа Capesizе с формированием полных судовых партий объемом свыше 200 000 т.

Таким образом, объединение ресурсов украинской и российской угольных компаний под эгидой специализированного синдиката способно открыть новый формат угольного экспорта и снизить остроту профицита угля в Украине.

Леонид Алексеев.

При подготовке материала использованы научные доклады Национальной академии наук Украины (Института экономики промышленности)

Главная » Архив 2008-2014 » 2014 | 01 Январь-февраль » К взаимному удовлетворению

Просмотров всего 1841952 сегодня 289 вчера 532 сейчас 6